Ад согрешивших против русского языка

1 круг — Лимб.

Здесь пребывают души тех, кто не был уличен в злостном нарушении норм русского литературного языка, но умер до орфографической реформы 1917—1918 годов.

Наказание: тихая скорбь

2 круг — Любовь к заимствованиям.

В этот круг попадают те, кого на путь греха толкнула любовь к иностранным словам, кто возжелал чужих понятий и жил в разврате варваризмов.

Наказание: штудирование «Словаря русской ментальности»

3 круг — Многословие.

Тут томятся несносные болтуны, пустомели, пустобрехи, демагоги и проч. Любители тавтологий, плеоназмов, перифраз, лексических повторов, полисиндетонов и т. п. принуждены ползать в грязной жиже под ледяным дождем.

Наказание: заслушивание официальных нот Министерства иностранных дел РФ

4 круг — Страсть редактирования.

Обитель упоенных собственным величием редакторов, кромсавших при жизни чужие тексты, чтобы полностью вычистить из них любые следы авторской индивидуальности, а ныне толкающих взад и вперед тяжеленные камни.

Наказание: непрекращающийся спор о русской интеллигенции с Виктором Топоровым

5 круг — Матерщина.

Круг представляет собой бескрайнее болото, напичканное невоздержанными на язык матерщинниками и сквернословами. Люди, которые при жизни стыдливо писали «куй» и «п*зда», опущены в зловонную жижу не по горло, как остальные, а по самые ноздри.

Наказание: общество друг друга

6 круг — Любительская лингвистика.

Души проходимцев и лжеученых всех мастей изнывают в выбитых в скалах раскаленных гробницах и в неизбывной тоске пытаются обосновать исконно русское происхождение словосочетания «адронный коллайдер».

Наказание: ужас перед появлением академика Зализняка с клубком змей вместо волос

7 круг — Безграмотность. 

Грешники, запятнавшие себя насилием над родным словом, подвергаются здесь непередаваемым мучениям: их варят в кипятке, разрывают на части, жгут в пламени, пронзают железными прутьями.

Но самое ужасное — созерцание афиши с лицом Максима Кронгауза и надписью «Атмосфера языковой ненависти»

8 круг — Экспертная деятельность в справочных службах русского языка.

Во рвах, заполненных смрадном калом, бичуемые бесами, терзаемые проказой, осуждены навеки пребывать те, кто грешил праздными ответами на бесконечно повторяющиеся бессмысленные вопросы о том, какого рода слово «кофе» и надо ли предпочесть вариант «в Украине» варианту «на Украине».

Наказание: вечное отсутствие интернета

9 круг — Пошлая писанина.

В самом центре Преисподней находится ледяное озеро, в котором Люцифер своими тремя пастями терзает Александра Сумарокова, Семена Надсона и Сергея Михалкова. Вокруг них из-подо льда торчат головы разнообразных писак верноподданического толка с сильно посиневшими ушами.

Наказание: коллективное устное сочинение романа-эпопеи «Золотое жнивьё»

Читайте ее в фейсбуке и вКонтакте.

Мыш-нарк шнырк — ам!

Возможно, не все еще знают, что у сравнительно нового русского междометия (?) «крымнаш» есть англоязычный аналог — «Сrimea river» (буквально: ‘Крым река’). Он любопытен тем, что, хотя не имеет в плане истории происхождения ничего общего с отечественным патриотическим выкриком, абсолютно тождествен ему по своему экспрессивному посылу: н а к о с я  в ы к у с и.

Кукиш.

Этот мем появился на свет благодаря интернет-шутке, принадлежащей к популярному в англоязычном мире жанру «knock-knock joke» (буквально: ‘шутка тук-тук’). Обычная структура «шутки тук-тук» включает пять диалогических реплик, часть из которых формульна, а часть — варьируема:

— «Knock-knock!» [‘Тук-тук!’]

— «Who’s there?» [‘Кто там?’]

— [Варьируемый ответ, в котором часто используется какое-либо имя собственное.]

— [Вопросительный повтор предыдущей строчки, сопровождаемый уточнением «who» (‘Кто-кто?’).]

— [Финальный каламбур, который строится на прозвучавшем в первоначальном ответе имени собственном.]

True story.

Шутка, посвященная вхождению Крыма в состав РФ, представляла следующий вымышленный диалог В. В. Путина и Б. Обамы:

П.: Knock-knock!

О.: Who’s there?

П.: Crimea.

О.: Crimea who?

П.: Crimea river.

Хо-хо.

Последняя реплика каламбурно обыгрывает английскую крылатую фразу «Cry me a river» (буквально: ‘Наплачь мне реку’) из одноименной песни Джули Лондон (Julie London) 1955 года. Звучащая в песне как остроумная колкость отвергнутого любовника в адрес раскаявшегося партнера, фраза эта с давних пор стала использоваться англичанами и американцами для передачи мстительного злорадства говорящего по поводу любых неудач его противников. И, кажется, именно это, а не какое-то более светлое чувство роднит английское «Crimea river» и русское «крымнаш».

Читайте нас в фейсбуке и вКонтакте.

Лохам посвящается

Если вы, к примеру, захотите поинтересоваться этимологией слова «лох», то обязательно встретите в интернете многочисленные посты примерно следующего содержания: «Слово «лох» пошло от русских поморов. В Архангельской губернии и Карелии так называли неповоротливую глупую рыбу, обычно семгу или лосося. Свидетельством тому строки из стихотворения Федора Глинки «Дева карельских лесов», где молодой рыбак «беспечных лохов сонный рой тревожит меткою острогой».

The Tooth Is Out There

Это объяснение предназначено для лохов. В действительности Федор Николаевич Глинка никогда не писал таких строк. Если вы откроете текст «Девы карельских лесов» (1828 г.), то легко убедитесь, что, во-первых, это не стихотворение, а поэма (авторский подзаголовок — «повесть в стихах»), а во-вторых, слово «лох» употреблено там только один раз в следующем контексте:

И сельдь и лох, добыча жадных,

Бегут они от беспощадных

И мечутся на берега,

Или толпой теснятся в реки:

К врагу в добычу от врага —

Там ждут их сеть и человеки!

Ох уж йети нацисты!

Фокус в том, что, помимо поэмы «Дева карельских лесов», Глинка написал еще и поэму «Карелия» (публиковалась в отрывках в 1829 г., полностью — в 1830 г.) — невероятный для коллективного интернет-бессознательного факт. И вот там мы и в самом деле находим стихи, близкие к приведенной выше растиражированной псевдоцитате:

Сквозь млечновидные туманы,

Мелькает тень перед огнем,

Иль в челноке, златым столпом,

Огонь. И в сумерках, румяный,

Он стелет ленты под водой:

То сын Карелы молчаливый

Беспечных лохов стан сонливый

Тревожит меткой острогой.

Фея — самое экономичное средство для мытья посуды.

Замена «стана сонливого» на «сонный рой» осуществлена неведомым просветителем, вероятно, ради пущего просвещения: рифмованное двустишие, с мнемонической точки зрения, лучше и нерифмованного двустишия, и рифмованного четверостишия. Однако эти без сомнения благие цели потребовали принести в жертву языковой вкус Глинки: сказать про стоящую в реках рыбу «рой», конечно, очень неловко; «стан» — совсем другое дело.

Твой инфостиль — твои правила

Все сейчас говорят, что главное — это инфостиль. Что инфостиль — это круто. Потому что если ты пишешь не инфостилем, то тебя вообще никто не читает. Я долго не мог понять, что же такое этот инфостиль, хотя понимал, что это что-то нереально крутое, которое все читают. Я думал сначала, может, это девайс какой, типа палочки, забыл, как называется. Но потом однажды я прочитал книгу, которая была просто настолько крутая, что перевернула все мои представления об инфостиле. И теперь я бы хотел поделиться своим знанием с другими. Книга, кстати, называлась «Все нужно сокращать». А ее главная мысль в том, что если ты не сокращаешь, то ты уже по факту пишешь не инфостилем, а каким-то тухлым старьем, и никто тебя не прочитает. Однако теперь конкретно по пунктам.Читать далее →

Почему русский язык великий и могучий?

Вы когда-нибудь задумывались почему именно русский язык — могучий и великий? Версий конечно же много… Но почему именно русский язык? Почему не английский, на котором говорит, чуть ли не пол планеты. Ведь именно за английским языком закреплен статус международного языка. Формат всех международных форумов и конференций, а также документация официально за английским языком. Но великим и могучим все равно считается русский язык.

Или же взять другие языки — китайский с их более чем 50 000 иероглифами. Китайский язык выучить невероятно сложно. Сами китайцы в большей мере знают около 8000 иероглифов — для нормального общения, чтения и понимания друг друга — этого вполне достаточно. Китайский язык — сложный, один из самых древних языков, и его носителями является более 1.4 млрд. человек, но при всем уважении к китайцам он не могучий и не великий…

Читать далее →

Семь уровней гуманитария

Семь уровней генезиса среднестатистического гуманитария

Уровень первый — интоксикация
9 класс. Ты прочитал Кафку и автоматически стал самым модным человеком в школе. Еще не видишь разницы между кубизмом и абстракционизмом, между Моне и Мане, но уже где-то услышал про Радиохед. Родительский сервант с советскими книгами вдруг стал локальным алтарем.

Читать далее →

«Мир Достоевского»

Коллекция материалов Президентской библиотеки «Мир Достоевского» выложена в сеть

На сайте Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина размещена коллекция материалов о жизни и творчестве Ф.М. Достоевского (1821-1881). В подборку, посвященную 195-летию со дня рождения русского писателя, вошли цифровые копии его произведений, исследовательские материалы, в том числе авторефераты диссертаций, документальные фильмы и др.

Источник

Понимание культуры через язык

Лингвист Алексей Шмелев о восприятии материальной культуры в речи, отличии лжи от вранья и трудностях перевода

Какие аспекты культуры того или иного народа можно понять через изучение языка? Как гастрономические привычки влияют на употребление слов? И почему иногда важно избегать буквального перевода с иностранных языков? Об этом рассказывает доктор филологических наук Алексей Шмелев.

Читать далее →

Тест на знание правил русского языка

Сколько же правил русского языка вы помните?

Вместе с порталом «Правмир» предлагаем всем пройти тест и вспомнить некоторые грамматические и синтаксические правила.

После ответов на вопросы можно ознакомиться с правильными вариантами и комментариями, объясняющими их.

Тест доступен по ссылке.

Удачи!

О берестяных грамотах из раскопок сезона 2016 года

Две лекции академика Андрея Зализняка о берестяных грамотах из раскопок сезона 2016 года

И снова предлагаем вниманию читателей видеозаписи лекций академика РАН, профессора А.А. Зализняка о берестяных грамотах из находок минувшего археологического сезона. Лекции были прочитаны в Главном здании МГУ 10 и 13 октября 2016 года.

Источник